Кейс Навального и луддиты рациональности

Share what you like
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Кейс Навального и луддиты рациональности

Вскрытие международной группой расследователей интереснейших подробностей отравления А.Навального так сильно всколыхнуло тину дискурсивных площадок, того же FB, что вынесло на поверхность прежде потаённые глубины сознания некоторого количества людей, искренне считающих себя скептиками и критически мыслящими. Даю ссылки только на основные посты, но самый смак там в комментариях (см. ещё здесь https://evolkov.net/moodle/mod/forum/discuss.php?d=5920#p7567):

В чём проблема? Вроде бы представлена рациональная скептическая позиция, надо её всячески приветствовать и поддерживать. Её, однако, можно тут же сравнить с высказыванием Михаила Немцева:

Под его постом разыгрался настоящий ураган, поднятый оскорблёнными скептиками: «Как кто-то смеет обосновывать доверие расследованию и выводам из него, когда все честные люди Земли должны никогда никому и ничему не доверять!» На что М.Немцев отозвался ассоциацией на работу К.Поппера — «Блеск и нищета скептицизма».

Почему я на стороне М.Немцева, а не на стороне скептиков? М.Немцев разворошил осиное гнездо якобы критически мыслящих. В хорошо проработанной концепции критического мышления когнитивные продукты оппонентов Михаила отнесены к социоцентрическим (групповым) или эгоцентрическим (эгоистическим) искажениям КМ. Во-первых, многие как бы скептики в этой дискуссии совершенно не скрывают негативного отношения к А.Навальному, вплоть до фраз «меня тошнит от его голоса». Вы хотите закидать какашками неприятную вам личность и используете для производства какашек скептические построения? Ну, ок, тогда не скорбите при этом, что вам приходится жить в мире, где кидание какашками становится повсеместным, и не уходите с высокомерным видом спать, отказываясь разгребать какашковые кучи с вашим весомым вкладом (это отсылка к последним фразам двух первых постов).

Во-вторых, критика критике рознь, нередко ещё и колоссальная. У цитируемых скептиков критика аморфная, неорганизованная и беспринципная, т.е. критика ради разрушения, которая, собственно, и заслуживает определения «неконструктивная». В первых текстах БОТ я писал про прагматизм онтокритики, понимая под этим её привязку к конкретной и ценной продуктивности. Чистое разрушение, за которым не следует никакого созидания — только разрушение, бессмысленное и ядовитое. «Как всё сложно, как всё гадко, ума не приложим, что с этим делать».

Никому, конечно же, не запрещено писать скептико-тупиковые тексты, как и указывать на их изъяны и вред, особенно, если таковые тексты исходят от вроде бы профессионально подкованных индивидов. Скептические стенания раздаются всё чаще и громче в сегодняшнем мире не то чтобы постправды, но уже постпостпостправды, но есть ли от них прок?

А вот что я сейчас сделал, употребив концепт «постправда»? В английском языке, кстати, post-truth — это «пост-истина», а «правда» в русском — это не про истину. И неслучайно в первом посте упоминаются разные правды, а не истины.

После краткого лингвистического отступления вернусь к ответу на поставленный вопрос. Употреблением концепта «постправда» я включился в поддержание очередного дезориентирующего мифа о «золотом веке», постоянно теряемом всем человечеством и отдельными его частями в относительно близком или страшно далёком прошлом. У социального мира никогда не было эпохи, века или хотя бы десятилетия правды-истины, поэтому для социума невозможна и эпоха «постправды». Отсутствие под индивидуальным сознанием кем-то заготовленного и услужливо подставленного гранитного основания для надёжного узревания единственных истин-правд в любых направлениях — изначальная, от сотворения социального мира, ситуация, как она была, есть и будет. Сегодня она чуть более широко осознаётся, рефлексируется и опубличивается, чем это было вчера, только и всего. Образованным людям в 21-м веке грешно изображать внезапное прозрение в отношении древнейших эпистемологических проблем.

Если хочется как-то обозначить специфику нашего времени для когнитивного самочувствия индивидов, то стоит указывать, что сочетание роста личной свободы с технологическим взрывом в коммуникациях создало действительно до того невиданную индивидуальную публичность. Интернет обернулся глобальным зеркалом, возвращающим каждому многомиллионную массу двойников миллионнократное повторение собственных гримас.

Свобода досталась отнюдь не редким избранным. Свобода публичного самовыражения всего лишь сделала общедоступным и ярко наглядным фактический уровень когнитивных умений и онтологических иллюзий средненормативного большинства, а также колоссальную отсталость государственных систем образования в обучении рациональности и особенно рациональной критике (про онтологию и говорить нечего). Ни люди, ни общество, ни образование, ни масс-медиа, ни политики не стали хуже, чем были пару-тройку десятилетий назад: общий низкий уровень социальной и когнитивной грамотности всего лишь получил широчайшую ретрансляцию и стал интенсивно эксплуатироваться в промышленных масштабах и с современной технологичностью. Люди как «новая нефть»: в 21-м веке они всё лучше научаются извлекать разнообразную выгоду не только из накачки себя знаниями, но и из прокачки технологий по использованию человеческой неграмотности — открывая новые глубины последней.

Луддиты возмущались тем, что происходят изменения, лишавшие их привычного образа жизни и привычной деятельности. В условиях ускоряющихся и радикализирующихся изменений луддитами в том или ином отношении становятся почти все, хотя часто неосознанно, что мы сейчас и наблюдаем.

Когда очень и очень неглупый человек на вопрос, насколько он уверен в достоверной документальности телефонного разговора А.Навального с членом команды убийц, даёт прикидку в 70%, а потом ещё добавляет про опытного адвоката, находящего «дырки» (Эхо Москвы, 10:05, 2020.12.22), то что он делает? Он презентирует себя как осторожного эксперта и одновременно лишает слушателей поддержки в рациональности как сильным занижением вероятности, так и переключением в юридическую плоскость.

Что делает человек, преподающий критическое мышление и завершающий свой текст так: «…мы больше не живём в мире объективности и публичности времен представительного правления. Мы существуем в сфере публичного, в рамках которой сталкиваются репрезентации разных диффузных цинизмов»? О чём и кому он предлагает этот онтологический миф вместо разворачивания гораздо более широкого арсенала рациональности?

Резюме

Этот текст сложился спонтанно как реакция на чужие реакции, поэтому сумбурный и обрывочный. Я его всё же оставляю в таком виде как запись в блокноте для пометок. Основные же тезисы, которые я хотел в нём прописать, попробую коротко и по возможности ясно вынести в резюме. Замечу на всякий случай, что пишу из оптики онтокритики с её первопостулатами, дабы случайные читатели обращались к ним для точного понимания:

  1. Неглупые индивиды, вроде бы высшеобразованные и даже преподающие критическое мышление, не различают и не рефлексируют различение личной картины мира и предполагаемой объективной реальности. Фраз о непересекающихся субъективных реальностях много, но нет умений рационально с этим работать и показывать эту работу другим.
  2. Изменения в дискурсах принимаются за изменения в обществах и людях, внешние изменения принимаются за внутренние, и проявления давно имеющегося принимаются за новоприобретения.
  3. Без высокой и широкой онтологической грамотности нам ещё многие десятилетия хлебать собственное дерьмо и при этом удивляться, откуда оно взялось, да ещё такое мерзко гадкое.

Что с этим делать, известно довольно давно, только пока очень мало кто занимается инженерными разработками в указанном направлении, а ещё и мало кому их можно объяснить и предложить использовать без предварительного серьёзного ликбеза.

P.S.

Владимир Наумов

https://www.facebook.com/groups/blended.learning.russia/permalink/2810530352522829/?comment_id=2813277625581435

В естественных науках обучение определяется не т.н. педагогом, а фактами, явлениями и процессами природного (естественного) мира. Да, с помощью инструмента в должности учитель или преподаватель.

Гуманитарные науки центрированы на проблемах homo (человеческих психики, мышления и сообществ), на личной и групповой активности людской.

Познаешь ты натуральные объективные свойства горы, или своё персональное её понимание и непонимание, образы и эмоции по её поводу, активно навязываешь горе свои ассоциации, истины или глупости?

Это два разных процесса: холодное и беспристрастное научное познание (природы) и своей личной активности. Познание природы вне себя и внутри себя, себя самого. Процессы эти всегда были, есть и будут идти независимо друг от друга и параллельно друг другу. Точно так же, как преподавание и учение — абсолютно разные сущности.

«Нет никакого единого педагогического процесса» (Г.Атанов). Есть преподавание и учение. Две разных по содержанию деятельности разных субъектов, направленных на разные объекты. И с абсолютно разными мотивациями. Пока мы этого не поймем, продолжим барахтаться в ступе, в которой нас, образованцев, будет толочь. И будут толочь…

Не нужно выдумывать студент- или учитель-ориентированных подходов. Это вчерашний день /Хоть мы живём в поза- или позапозавчерашнем/. Эти «подходы» всегда были. И во времена Сократа, и во времена ГУЛАГа. Если понимать, что подходы эти не есть вовсе подходы, а разные естественные процессы. Нужно по уму работать с этими процессами. Преподающим — со своими: организацией, доставкой уч.процесса и управлением тем, как ученик учится. Учащимся — решением задач, мотивированных как изнутри их кожи, так и в предложенных естественными процессами обстоятельствах, пусть и с помощью живого посредника-учителя или учебного контента.

Евгений Волков
Владимир Наумов Одинокий голос онтологически зрячего Владимира 🙂 Присоединяюсь.


Share what you like
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.