Верования и свобода (воли) (02.03.БОТ)

Share what you like
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

02.03. 03-й элемент 02-й сессии БОТ: верования и свобода (воли)

«Мы становимся тем, что мы делаем, и таким образом создаём себя».
Джон Гревилл Агард Покок, британский историк Кэмбриджской школы,
«Момент Макиавелли: Политическая мысль Флоренции и атлантическая республиканская традиция»
(это обрывок фразы в интересном контексте, и не мысль автора, а его интерпретация других текстов,
но какое замечательное суждение можно в рамке повесить на стенку 🙂 )

Два передовика БОТ резко тормознули на задании про верования из предыдущего элемента, а другой участник всё никак не может найти у себя (и всего человечества) свободу воли. Я счёл необходимым прояснить онтокритический подход к указанным концептам и одновременно более акцентировано прописать онтокритический подход к любым концептам человеческого языка и собственно к человеку, особенно в преддверии следующего элемента БОТ.

Буквально только что (и часа не прошло) в FB появился очередной жалобный пост о страданиях от «недоговорённости об определениях (терминов)». Написал его очень умный и весьма ценимый мною педагог Анатолий Шперх (https://www.facebook.com/shperk/posts/10164292990200153), но эту стариннейшую глупость бесконечно повторяют ежедневно бессчётное количество людей с любым интеллектуальным уровнем и разнообразным образовательным бэкграундом. В комментариях к посту А.Шперха есть несколько высказываний с главной идеей, что дело не в терминах, а в чём-то другом, и это другое авторы высказываний пытаются сформулировать, не предлагая ничего по поводу терминов. Такова очередная ежедневная и ежеминутная иллюстрация того, насколько люди не научены и не натренированы контролировать свой когнитивный и коммуникативный процессы и конструктивно (в нескольких смыслах конструктивности) ими управлять, что является частным случаем онтокритической неграмотности. Стартовые основы овладения онтокритическим контролем и техниками управления я даю в следующем элементе БОТ, а пока мой комментарий про термины:

«Проблема не в определениях (терминов), а в описаниях явлений (чтение словарей и энциклопедий справа налево, от описаний к терминам). Надо договариваться о стандартизации развёрнутых описаний, тогда и с терминами проблем не будет. Практически должны быть созданы стандарты описаний и зафиксированы под определённым лейблом. Тогда при употреблении термина можно будет давать и ссылку на стандарт. Так давно выстраиваются эффективные отрасли деятельности : ) И там это сейчас называется онтологиями».

И я имел в виду не один стандарт, а такое их количество, которое потребуется, чтобы любой многозначный термин обрёл весь набор привязок к множественным стандартизированным описаниям контекстов и смыслов его употребления, т.е. был вписан в разнообразные онтологии. Передовые отрасли человеческой деятельности уже не первое десятилетие работают не над согласованием стандартизированных словарей, а над созданием стандартизированных онтологий. Термины фактически играют лишь роль сокращения и архивации онтологий (длинных описаний), а реальные знания и продуктивная деятельность — исключительно онтологичны. Люди собачатся из-за терминов в основном из-за глубоко ложной привязки слов напрямую к вещам и явлениям, тогда как слова сами по себе — всего лишь случайные наборы бессмысленных знаков или звуков. Смысловое содержание имеют только онтологии, слова же сами по себе — только триггеры для активации последних, т.е. такие кнопки-клавиши для проигрывания музыки онтологий. Нота одна, а клавиша, её вызывающая, может быть любой формы, цвета и материала — если остаётся одним и тем же управляемое ею соединение молоточка и струны.

Стандартизируется нота, а механизмы и способы её производства подбираются под задачи, ситуации и возможности. Если онтологии индивида скомбинированы из двух рэперских нот, то без перестройки и, главное, достройки его онтологий только рэп и будет звучать  у него в голове и из его голосовых связок, какие бы системы внешнего воздействия к нему ни пристраивались и какая бы среда ни создавалась. И социальная реальность для такого индивида будет монотонно двухнотная. У человека же со сложными полифоническими онтологиями любые клавиши будут вызывать сразу не один звук, а разнообразные и меняющиеся многозвучия всех жанров и стилей.

Свобода, свобода воли — это музыка онтологий. Если вы такую музыку можете сочинить и играть — она возможна, и она существует для вас и для вас наблюдающих. Не можете ни сами сочинить, ни хотя бы сыграть сочинённое сородичем — для вас нет ни свободы воли, ни свободы вообще. Все явления социальной реальности существуют только благодаря свободе верить, свободе человеческих верований. Вы свободны, потому что верите. Вы верите, потому что свободны.

Как это пересказать не так метафорично и более понятно? У человека есть биологическое тело, но само биологическое тело — это ещё не человек. У сознания есть мозг, но один лишь мозг — это ещё не сознание. Человек выломался из животного приспособления к биологической среде и оказался вынужден строить и постоянно воспроизводить социореальность (выделил жирным шрифтом я):

«…Социальный порядок — это человеческий продукт или, точнее, непрерывное человеческое производство. Он создаётся человеком в процессе постоянной экстернализации. Социальный порядок в своих эмпирических проявлениях не является биологически данным или происходящим из каких-либо биологических данных. Нет нужды добавлять, что социальный порядок не является также данностью человеческой природной среды, хотя отдельные её черты могут быть факторами, определяющими те или иные характеристики социального порядка (например, экономические мероприятия, технологические приспособления). Социальный порядок не является частью «природы вещей» и не возникает по «законам природы». Он существует лишь как продукт человеческой деятельности. Никакой другой онтологический статус ему нельзя приписать без того, чтобы окончательно не запутать понимание его эмпирических проявлений. И в своём генезисе (социальный порядок как результат прошлой человеческой деятельности), и в своём настоящем (социальный порядок существует, только поскольку человек продолжает его создавать в своей деятельности) — это человеческий продукт. Хотя социальные продукты человеческой экстернализации имеют характер sui generis по отношению к их организмическому контексту и природной среде, важно подчеркнуть, что экстернализация как таковая есть антропологическая необходимость. Человеческое существование невозможно в закрытой сфере внутреннего бездействия. Человек должен непрерывно экстернализировать себя в деятельности. Эта антропологическая необходимость коренится в биологическом аппарате человека. Внутренняя нестабильность человеческого существования вынуждает его к тому, чтобы человек сам обеспечивал стабильное окружение для своего поведения. Человек должен сам классифицировать свои влечения и управлять ими. Эти биологические факты выступают в качестве необходимых предпосылок создания социального порядка. Иначе говоря, хотя ни один из существующих социальных порядков не может быть установлен на основе биологических данных, необходимость в социальном порядке как таковом возникает из биологической природы человека».

[Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности. Глава 2. Общество как объективная реальность (написано, кстати, 55 лет назад) https://evolkov.net/soc.psychol/Berger.P.Luckmann.T/chapter.2.1a.html]

Само наличие социума индивидов, вывалившихся из животной биологии и наработавших себе сознание с речью, а затем и с письмом, является фундаментальным фактом возникновения и осуществления свободы. Горьковатая ирония заключается в том, что человеческая свобода (в том числе и свобода смутно концептуализированной воли) в некотором роде выглядит как библейское наказание за смертный грех отрыва от животного первородства. Природа (бог) биологически породила приматов, некоторых из которых задним числом обозвали человекообразными. Последние так увлеклись экзотическими надбиологическими техниками выживания и проживания, что  обиженная природа эволюционно деформировала их биологию под эти игрушки и сказала: «Идите вон из биорая и выживайте в поте лица в мире социотехник!»

Социореальность живёт на биологическом субстрате, но не биологический субстрат производит социореальность и способности человека как сознательного социального существа. Люди зацикливаются на смешных вопросах вроде «Что биология делает с нами?» или «Что нам делать со своей биологией?» вместо честной работы с полностью их собственным продуктом — социореальностью, а также с наладкой социоинтерфейса.

«Что нам как социальным индивидам социотехнически (социоинженерно) делать с собой, своей социореальностью и своим социоинтерфейсом — на наилучших онтологических и (социо)технологических основаниях, — чтобы наносить меньше вреда себе, окружающим и планете и делать себя и общество каждый год чуть лучше

Только что наткнулся на неплохой анекдот: «1963 год. Г.П. Щедровицкого «пригласили на большое совещание по искусственному интеллекту, позвонил организатор и спрашивает: «Как вы относитесь к проблеме искусственного интеллекта?». Он отвечает: «А что, существует естественный»?» (shchedrovitskiy.com)» На указанном сайте я такого текста ожидаемо не нашёл, но это неважно. Важен сам факт цитирования сегодня подобного каламбура.

Воспроизведение кажущейся парадоксальной фразы доступно, правда, и попугаям, поэтому гораздо важнее смысл, который вы можете приписать этой фразе в качестве объяснения/интерпретации. Что имел в виду предполагаемый автор приписываемого ему высказывания, опять же в данном случае абсолютно неважно. Фактически не только каждый отдельный концепт (слово), но и целые фразы и, что там мелочиться, любые тексты любого размера сами по себе, как письменные или аудио массивы, могут быть натянуты как безразмерные футболки на множество разных онтологических конструкций — если нет установленных правил и укоренившейся регламентации онтологического поведения в дискурсивных практиках производителей социореальности. Я был прямым свидетелем три десятка лет назад, как тот же ГПЩ онтологическими манипуляциями доводил неподготовленных оппонентов до бессильного белого каления, а своих адептов — до непрерывной эякуляции шизофреническими текстами. Его же утверждение об искусственности человеческого интеллекта меня вполне устраивает, хотя за одинаковым набором слов у нас с ГПЩ могут стоять несколько разные онтологии.

Можно и нужно вводить и использовать такие концепты, как «онтологическая честность» и «онтологическая последовательность», по аналогии с аффективными стратегиями критических мыслителей (35 стратегий КМ), но для этого необходимо в первую очередь требовать и демонстрировать онтологическую ясность, что является одной из самых главных задач онтокритики.

Всё, пробую завершить с лирическими, но важными отступлениями и дальними подступами и вернуться к двум пунктам, которые я хотел в этом элементе пояснить.

Первый — про человеческую свободу, в том числе и свободу неуловимой воли. Если вы принимаете первичные онтопостулаты БОТ, то принимаете себя и любого другого человека как атрибутивно свободное существо, способное на широкий круг проявлений этой свободы. Свобода — это не физико-химический элемент, вроде железа или кислорода. Свобода — это человеческий концепт, содержание которого определяется конкретной онтологизацией в исполнении того же человека. Какое описание свободе мы дадим, тем она и будет. Главный вопрос в данном случае: «Для каких целей мы хотим этот концепт использовать?» Если благодаря ему мы будем достигать желаемых целей, то всё в порядке. А кстати, для чего нам нужно одно-единственное описание железа? Чтобы всегда и везде идентифицировать именно железо, а не что-нибудь другое, так что даже концепт «железо» прежде всего реализует человеческие прагматические цели, а остальные (какие и чьи?) — в связи с ними.

Человек вывалился из биолого-животной заданности и ограниченности поведения в свободу социоинженерного творчества — и тут же оказался вынужденным бесконечно творить стопоры своей свободы, чтобы жить в мире её застывающих продуктов. Если нам нужна разумно-прагматическая концептуализация свободы, а не метафизическая фантастика, то мы вполне можем остановиться примерно на следующем:

Свобода человека — всего лишь широкая вариативность и многообразие актов социального и когнитивного поведения, доступных для исполнения одним и тем же индивидом или одной и той же социальной группой в каждый выбранный отрезок времени. Такую свободу иногда уточняют как «свободу для» тех или иных форм человеческой деятельности, активности, продуктивности. Её не следует смешивать со «свободой от» разного рода внешних или внутренних ограничений и условий, в том числе и от добровольно и осознанно устанавливаемых ограничений «свободы для», в частности, мировоззренческих, ценностных, этических и т.д. В целях избегания путаницы последнее следовало бы обозначать как отвяз(ан)ность или развяз(ан)ность 🙂 Научение сложноорганизованным формам социального и когнитивного поведения ведёт к расширению «свободы для» и сужению «свободы от».

А как концептуализируется в онтокритике «верование»? Так же прагматически и операционально, как свобода:

Верование онтологическое (описательное) — назначаемая «реальностью» конкретная моделька (частная онтология), вырабатываемая или присваиваемая индивидом для однозначной стабилизации/ориентации своего я в самоограничиваемой картинке мира (в индивидуальной социореальности). [«Всем на свете заправляет мировая закулиса, поэтому я умный и критичный [раз это понимаю]».] Объяснительные верования — разновидность описательных.

Верование поведенческое (динамическое) — конкретная директивная самоинструкция, вырабатываемая человеком для быстрого и однозначно определённого выстраивания своего поведения (аффективного, когнитивного и социального) в логике личной онтологии (индивидуальной социореальности). [«Я должен делать всё хорошо и сразу, иначе я полное ничтожество». «Я должен обижаться и плакать/страдать/драться, если слышу набор звуков, которым приписывается обидное значение и для реакции на которые предписывается определённое поведение».]

Резюме

Обретение человеком свободы социоконструирования (социоинженерии) породило онтологии как конструктивный материал и верования как материал цементирующий. Говорить об онтологиях и верованиях по отдельности не имеет практического смысла: то, во что вы не верите, не входит в онтологии вашей социореальности, а верить вы можете только в те или иные онтологии. Онтоверования — искусственные твёрдые кочки-плавсредства в болоте постживотной свободы. Свобода изначально атрибутивна социальной жизни человека (человеку как социальному индивиду), что хорошо видно на процессе первичной социализации детей, но она быстро застывает в нерастапливаемой критикой густой смоле онтоверований — наполнителей пустоты индивидуальной социореальности. Свобода не покидает человека — она лишь неподвижно застывает без огня критики и без научения хотя бы начальному уровню онтокритической (базальной) социальной грамотности. Свобода — это инженерия, онтологии — это материал и продукт реализации свободы-инженерии, верования — крепёжные и топливно-двигательные элементы машины социореальности.

Задание

Напишите, что понятно и что непонятно в этом элементе, ваши прояснения и мои затемнения, ваши открытия, закрытия, выводы и недоумения, вопросы к себе и ко мне. Объём и состав содержания определяйте самостоятельно.

Постоянное примечание

Снова и снова напоминаю, что онтокритика не имеет цели и претензии описывать и объяснять что-либо как «объективная реальность as it is». Любой онтокритический текст или отдельное высказывание предполагает, что работа идёт всегда в пределах множества разнонастроенных социоинтерфейсов и множества разновыстроенных социореальностей — и в среде когнитивно маломощных и очень слабо тренированных в организованной когнитивной деятельности людей. И онтокритика прежде всего предлагает определённый прагматический вариант социоинтерфейсной настройки и определённую прагматическую модель строения социореальности вкупе с определёнными прагматическими техниками и технологиями социоинженерной работы — потенциальному пользователю на выбор и на пробу в прагматическом решении личных задач и в достижении личных целей. На что онтокритика точно претендует, так это на достаточно высокотехнологичную инструментальность в работе с социореальностью и на существенное предполагаемое сопряжение с предполагаемой объективной реальностью. Поскольку признаки, показатели, критерии и факты последнего (предполагаемого сопряжения с предполагаемой объективной реальностью) являются, как и всё в онтологии индивида, предметом веры, то все здесь возможные дискуссии предлагается выделять, чтобы не смешивать, в две самостоятельные линии: критика собственно онтокритики (о несогласии с её постулатами) и критика в пределах онтокритики (в согласии с её постулатами).


Share what you like
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.